Общественно-политическое издание

Денис Драгунский: внесистемный кандидат – это нонсенс, что-то типа доктора Хайдера

28 мая 2007 08:25

Денис Драгунский, главный редактор газеты «Правое дело»:

- Геращенко заявил, что он будет выдвигаться системно. Это очень важный момент. Кандидат в президенты вообще может быть только системным, потому что внесистемный кандидат – это нонсенс. Что-то типа доктора Хайдера, который голодал перед Белым Домом и объявил себя кандидатом в президенты США. А кандидат в президенты – это структурированная роль.

Понятно, что на выборах будет кандидат от правящей элиты – так называемый «преемник». Будет системный оппонент товарищ Зюганов. «Системный» в том смысле, что он включен в общий политический процесс. Будет, конечно, Жириновский, который необходим. И может быть, кто-нибудь еще. Миронов, например. Но для меня тут интересен вопрос, что власть будет делать с теми кандидатами, которые не вписываются в эти общие расклады. Интересно будет посмотреть, будут ли к ним применяться приемы отсечения. Подобное уже происходило – с покойной Галиной Старовойтовой. Она была реальным кандидатом в президенты, но ее отсекли с помощью манипуляций с подписями.

Поэтому по поводу выдвижения Геращенко хочу напомнить старую пословицу «не говори гоп, пока не перепрыгнешь». Одно дело заявить о своем выдвижении, другое – собрать эти подписи. И третье – собрать эти подписи правильно. Это три этапа, причем первый из них самый легкий. А вот вторые два – это совершенно иное. И мне интересно, как это все преодолеет Геращенко. Для этого требуется очень большой ресурс – деньги, сборщики подписей и так далее. А также, наверное, какой-то договор с властью.

Вообще Геращенко достаточно интересный выдвиженец – потому что он во многом ломает действующую структуру. С одной стороны, он – оппозиционер. По крайней мере, он так себя называет. А с другой –  в России очень мало политических деятелей с такой мощной политической биографией. Он – выходец из старой советской семьи крупных руководителей. Его отец тоже был банковским деятелем первого уровня. Сам же Виктор Владимирович возглавлял Центробанк и потом занимал другие крупные должности. Это настоящий зубр. В некотором смысле даже «позубрее» таких людей как Черномырдин. Потому что у него есть еще и семейная основа.

Геращенко – фигура очень привлекательная для электората. Он может быть привлекательным и для радикальной оппозиции, для тех, которым симпатичны Анпилов, Лимонов или Каспаров. Для них он – как таран, чтобы сокрушить власть. Но он может понравиться и чиновничеству, людям из старой административной элиты. Он человек солидный, респектабельный, умный, опытный, успешный. Он прошел всю карьерную лестницу. Ему есть, что предъявить. И у него в жизни был настоящий успех. В этом смысле Геращенко очень сильный кандидат, и делает картину предстоящих выборов более стереоскопичной. 

Понятно, что если Геращенко придет к власти, то он не устроит базу НАТО в Кубинке и не потребует пересмотра итогов приватизации. Все будет солидно и размеренно. Даже если у него и есть какие-то связи с Семьей, то к нему это не липнет – именно из-за его солидности. Его называют Гераклом, к нему подходит понятие «спокойная сила». При нем не будет лишних телодвижений, не будет никакой колготни и бросков десантников на аэродром в Приштине. Он – сама воплощенная респектабельность.

Именно поэтому он может очень хорошо сыграть на выборах. Именно поэтому он может перестроить электоральное поле. Кстати, именно поэтому его и поддерживает коалиция «Другая Россия». Их представители сами не будут принимать в выборах. Не знаю, что по этому поводу думает Михаил Михайлович Касьянов, но он, вроде, хотел поддерживать Геращенко. Другие лидеры выдвигаться не будут. Разве только «Дип Блю» - компьютер, который обыграл Каспарова. Была такая идея.

«Другая Россия» рассчитывает, что все те люди, которые хотят проголосовать против власти, будут голосовать за Геращенко. Именно он может сплотить самый разнородный электорат. Кстати, у большинства представителей оппозиции неприятие нынешней власти – это неприятие эстетическое, стилистическое. На самом деле, их все, вроде бы, устраивает, кроме эстетики и стилистики. У Геращенко же совсем другое выражение лица, другая походка, другие манеры. Про него можно сказать, что он не против данной конкретной власти, а против ситуации в стране. Это уже более высокий уровень политической философии. Это, кстати, объединит как тех, кто против нынешнего Кремля, так и тех, кто за него, но понимает, что во власти надо что-то менять, так как она не справляется с ситуацией.

Вот Геракл и будет говорит о том, что хочет изменить ситуацию в целом. Это устроит очень многих. У него будет патриотическо-государственническая идеология – авторитет страны, благосостояние народа и так далее. И в этой связи он становится конкурентом Кремлю на этом поле. Избирателям станет ясно, что не только Кремль один за укрепление государственности и прогрессивное развитие России. Именно поэтому его могут начать отсекать еще на стадии подачи документов. Или найдут какую-нибудь старую «Волгу», которую он не снял с учета и не указал в декларации.

Идеология Геращенко представляет для меня загадку. Я был бы неприятно удивлен, если бы он оказался махровым националистом или сторонником Госплана. Хотя не думаю, что это так. Что касается идеологии Рогозина, то хочу отметить одну важную вещь – он никогда ни одного расистского высказывания типа «бей жидов!» или «гони чурок!» сам не произносил. Все это делается чужими руками. А он говорит, что ситуация с неконтролируемой миграцией может оказать негативное влияние на обстановку в стране. Вот так он выражается. Рогозин – очень хитрый человек. Его лично много раз хотели подловить на национализме. Но это – словно укусить яблоко, которое висит на нитке. 

Не знаю все хитросплетений создания новой партии Дмитрия Рогозина, но думаю, что «Великая Россия» и Виктор Геращенко могут подойти друг другу – по стилистике, по эстетике. Эту ситуацию нужно еще отслеживать, потому что здесь может быть много интересных моментов. У этой партии есть хорошие перспективы на ближайших парламентских выборах. Она может преодолеть семипроцентный барьер и набрать свои, допустим, десять процентов голосов электората.

Как говорится, «будем посмотреть». Если эта партия официально зарегистрируется и пройдет в парламент, то тогда она сможет уже от своего имени выдвинуть Геращенко в президенты. Вопрос только в том, успеют ли они осуществить процедуру выдвижения – ведь там останется совсем немного времени. В этом смысле наше избирательное законодательство крайне неудобно для новичков. Оно словно специально придумано, чтобы подавлять свежую силу.

По поводу так называемой «пятой колонны» во власти. Не знаю, соответствует ли действительности утверждение, что 80% чиновников недовольны ситуацией, или это сказано для красного словца. Но в любом случае, это соотношение показательно. Двадцати процентам – все, а восемьдесят сосут лапу. Это известное в социологии соотношение. Если такие люди действительно чувствуют себя обиженными, то им явно хочется получить свой кусок пирога. Они тоже хотят выбиться в начальники. Именно это может записать их в «пятую колонну», потому что любая радикальная смена власти дает им шанс.

Есть такое выражение: «Каждая революция – это сто тысяч вакансий». В этом смысле можно говорить о «пятой колонне». Дай им власть – они были бы самыми рьяными сторонниками, чтобы президент менялся каждые четыре года без права переизбрания. Сначала тебе, потом мне, потом Петру Ивановичу и так далее. Такая вот логика – чтобы все успели побывать в фаворитах.

Думаю, приход в Кремль Геращенко также в определенном смысле выгоден Березовскому, Невзлину и другим людям из этого ряда. Выгоден потому, что любая перемена – это новый спектр возможностей. Но Геращенко не является человеком Невзлина – если бы Невзлин мог назначать председателя совета директоров «Юкоса», то судьба этого нефтяного гиганта была бы иной. Когда Геращенко занял эту должность, она уже не была связана ни с Ходорковским, ни с Невзлиным. Это также смешно, как и говорить, что люди, покупающие сейчас акции распиленного ЮКОСа – тайные агенты Ходорковского.     

Безусловно, сейчас Геращенко будет нужна и финансовая, и политическая, и политтехнологическая помощь. Я не знаю, кто конкретно его поддерживает. Не знаю, к кому еще будет обращаться. Посмотрим. Но думаю, что в любом случае он будет подгребать под себя какие-то малые партии, а потом уже вести переговоры с большими. Надо полагать, что и «Другая Россия» будет одной из электоральных баз – раз она его открыто поддержала. Но тут могут быть совершенно различные виды поддержки – или официальная, с делегированием в помощь людей, или какая-то полускрытая. Относительно Геращенко «Другая Россия» должна разработать особую тактику. Так как в ее структуру входит запрещенная НБП, это может стать основанием снятия кандидата с выборов. Значит, нужно действовать как-то иначе.

В любом случае с выдвижением Геращенко за президентскими выборами в России будет очень интересно следить. Когда яркая вывеска, все кто будут проходить мимо, по крайней мере, повернут голову. Я приветствую возвращение Геращенко в большую игру. Уже давно пора вернуть политику в политику. Вывести политику из затхлой комнатенки, где торгуются и договариваются, на свежий воздух конкуренции.

Vadim Gorshenin

Новости