Общественно-политическое издание

NationalJournal.Ru
поиск:

Сергей Гуляев: «Мы не хотим отдавать идею национального возрождения подонкам»
Прямая речь

Экс-депутат питерского заксобрания (Демократическая фракция), кандидат в депутаты заксобрания от партии «Яблоко» Сергей Гуляев, которого СМИ именуют лидером петербургской оппозиции, заявил о создании Русского национально-освободительного движения под эгидой «Объединенного гражданского фронта» Каспарова и «Другой России» Касьянова. О перспективах нового движения он рассказал «Национальному журналу».

- Последние два года я изучаю идеологию национализма, наблюдаю за развитием патриотической мысли в нашем обществе, и особо – за свежим движением национализма в российской политике. Сегодня эту идею пытаются приватизировать люди – не хочу сказать подонки, но те, которые к этому абсолютно не имеют никакого отношения. Мне же хочется в принципе реабилитировать слово «русский», понятие «русский». Причем «русский» - не в привязке к нации, а в привязке к нашей стране.

Почему именно русское, а не российское движение? Когда я первый раз проговаривал эту идею, она звучала как идея российского национального движения. Я подразумевал, что все нации и народы Российской Федерации у нас сегодня соотносятся в равных отношениях. Но где-то на последнем этапе подготовки, когда уже стал готовить регистрационные документы, подумал, что неправильно говорить «российская». Надо говорить «русская».

Русская политическая нация – это то, о чём писал Гарри Каспаров. Это более широкое понятие, которое вбирает в себя весь народ: как и американская нация – весь народ США. То есть русская политическая нация – это то, что раньше у нас называлось многонациональный советский народ. Сейчас особо актуальной задачей является реабилитация именно русской политической нации. Эта идея может объединить народ и помочь ему создать действительно народное государство.  

Почему именно политическая русская нация, а не просто русская нация? Возьмите любой отрезок истории, проанализируйте его и тогда поймете, что историей движут какие-то определённые силы – духовенство, княжеские фамилии, буржуазия, дворянство и так далее. То есть определенная пассионарная часть народа, которая порой себя не ассоциирует с четкой национальностью.

В России были Рюриковичи, были Романовы, были еще правители. И они не были привязаны к какой-то конкретной нации. Возьмите тех же Романовых – там такое смешение наций! Николай Второй уже на 5/6 был немцем. Но, тем не менее, он – русский. Да и Екатерину Вторую никто не назовет немецкой царицей, хотя она полноценная немка. Но она – русская царица.  

Историю движет какая-то часть общества – где-то десять процентов. Об этом говорил Гумилев. И именно по этой части сверяет шаги весь народ, все общество. Сегодня свою задачу и свое место в истории я вижу в том, чтобы реабилитировать слово русский вообще. Я с большим уважением отношусь к нациям и национальностям нашей многонациональной страны. И именно поэтому я говорю о русской политической нации.

Разрабатывая эту тему, я еще раз перечитал статью Гарри Каспарова, где он говорит о русской политической нации. А он, как известно, наполовину армянин и наполовину еврей, а вместе – русский. Так что, именно он может такие слова произносить – его никто не заподозрит в национализме, национал-патриотизме или еще в чем-то таком. Он может себе позволить это говорить. И я соглашаюсь с ним. Мне Каспаров близок как мой товарищ по борьбе, как мой соратник и мой старший товарищ. Я всегда прислушиваюсь к нему. Он всегда очень точно чувствует ситуацию.

Важный вопрос – кто войдет в руководство нового русского национально-освободительного движения. Надеюсь, там будут все мои единомышленники. Это – Гарри Каспаров, Андрей Дмитриев, Максим Резник, Ольга Курносова, Даниил Коцюбинский. У меня очень богатый и широкий круг порядочных людей. Я их не делю ни по партийному, ни по национальному признаку. Для меня есть люди порядочные, честные, и есть другие – иные.

С иными я не общаюсь. Имею такое счастье и привилегию общаться с теми, с кем мне приятно общаться. Я сегодня не чиновник, не депутат, поэтому могу себе позволить эту роскошь – общение с теми людьми, с кем мне приятно, кому я доверяю и верю.

Максиму Резнику я предложил возглавить любую фракцию в этом движении – какую он захочет, любой отдел, любое направление. Максим – мой товарищ по оппозиции, единомышленник, соратник и очень надежный человек. Он проверен во многих боях – причем, не в переносном, а в прямом смысле. Проверен в политических и уличных боях. Я ему абсолютно доверяю.

Андрей Дмитриев также активно включится в работу. Сейчас, в связи с запретом его организации, ему нужно срочно переформатироваться. Безусловно, он вольется в наши ряды. Его политический и журналистский опыт будет работать на возрождение русской политической нации. К нам присоединяться и другие наши единомышленники. Нас много, и мы любим Россию.

Наше новое национально-освободительное движение – это не партия, которая должна всех в себя вобрать. Наоборот, это движение, которое само вливается в прогрессивные силы, стоящие на страже интересов русской политической нации – в Объединенный Гражданский Фронт, «Другую Россию».

Мы не хотим отдавать идею патриотизма и национального возрождения подонкам. Сегодня с помощью кремлевских сил типа Рогозина и Белова-Поткина они пытаются приватизировать идеи патриотизма и национализма. Но мы им их не отдадим. Не отдадим, потому что это наше, это тоже часть нашей борьбы, которую мы выстрадали на баррикадах. Люди нам верят, идут за нами. И почему мы должны отдавать кому-то благородные идеи?

Они постоянно пытаются устроить акции, альтернативные «Маршу несогласных». Проводят какие-то имперские марши. Я наблюдаю Александра Дугина и Дмитрия Рогозина с 1992 года и, мне кажется, чувствую этих людей насквозь. Вижу, кто за ними стоит и как манипулирует. Когда Рогозин выходит на акции, альтернативные нашим, то становится понятно, за что он прощен Кремлем и вытащен из политического нафталина.

Я не хочу отдавать свою Родину или бренд Родины вот этим людям. Почему я, человек, который всю жизнь воевал за интересы своей страны, давал ей присягу и не изменял ей никогда, должен теперь отдавать ее каким-то людям, которые никогда не служили? Почему я  должен отдавать им святые понятия? Мои предки все служили отечеству. Поэтому и я, наверное, впитал эти корни, имею право и должен защищать свою Родину. Должен же кто-то ответить за будущее моей страны?

Я служил в армии с 1979 по 1984 год: два года – в Афганистане, служил в Ленинградском военном округе, служил в Чернобыле, позже прошел Чечню. У меня нормальная биография – я ей горжусь, хотя и не выпячиваю ее. Но это все мое, и этого у меня никто не отнимет. 

Можно купить любую должность, купить замок в Крушавеле и все такое прочее, но невозможно купить прошлое. Мне не стыдно за прожитые мною 45 лет. Мне нечего стесняться – я представитель хорошей старой офицерской династии. Мой дед служил, мой прадед служил – брал Берлин, прапрадед служил в русской армии.

По линии бабки, матери отца, у меня тоже хорошая семейная история, уходящая корнями чуть ли не к самому Рюрику. У меня старинный малороссийский род – репрессированный в двадцатые годы прошлого столетия. Моя бабушка, выйдя замуж за красного офицера, всю жизнь сокрушалась и прятала свои корни. Хотя ее род честно служил России. И я хочу честно служить своей стране.

Сейчас моя задача – вырвать из-под того же Рогозина, из-под того же Поткина нормальных людей, которые сегодня мечутся у них в организациях. Они приходят к нам на «Марш несогласных» и говорят: «Мы хотим с вами, потому что у вас тут драйв, настоящие отношения, настоящая политика. Вы – настоящие. Мы не хотим быть прокремлевскими. Мы видим, что нас используют, и не хотим, чтобы нас использовали». Вот я хочу собрать все русское национально-освободительное движение под знаменами своей организации – настоящей патриотической организации.

У Рогозина и Поткина по-разному заинтересовывают людей – наверное,  деньгами, либо еще какой-то мздой, либо должностями. Мы же сегодня предлагаем другое. Мы предлагаем путь национального согласия, путь национального спасения, путь национального возрождения. Мы собираем людей, которые сегодня готовы откликнуться на наши идеи и предложения, готовы к совершению чего-то большего, чем сегодня происходит по воле Кремля. С такими людьми мы готовы сотрудничать, а сомневающихся готовы перевоспитывать. Именно мы готовы обрубать все крайности, которые сейчас присутствуют в национальном движении.

Я не считаю себя националистом, не считаю себя крайне правым и каким-то убежденным русским националистом. Но я понимаю, что сегодня эти идеи пытаются захватить всевозможные подонки, мрази и гады, которые на этом спекулируют. Они зарабатывают деньги на святых понятиях, пытаются оттащить от нас некую пассионарную часть молодежи. Я же это не хочу отдавать.

Наше движение не предлагает льгот, денег и каких-то должностей. Мы предлагаем просто жить нормально, а для этого нужен социальный протест, нужна общая борьба. Поэтому мы предлагаем непростые условия нашего выхода на улицу вместе в одних рядах. Я понимаю, что нам придется сделать еще массу шагов навстречу людям, которые сегодня зашорены в каких-то идеологических рамках узкой национальной идеологии. Нам придется их вытаскивать оттуда. Ведь известно, что наши люди, истинные националисты  – это русские люди вне национальности, но их пытаются заразить ложным национализмом – красно-коричневым.

Но эти люди не потеряны – не потеряны для общества и для страны. Просто им запудрили мозги всей этой пропагандой. Мы же хотим, чтобы они работали на возрождение России, на демографию России, на становление гражданских институтов и гражданского общества в нашей стране. Это нормальные задачи. Но они всячески диссонируют политике Кремля. А мы без денег, без ресурса, без поддержки пытаемся их решить. И уверен, что успех будет за нами.

Для этого нам нужно структурировать наши силы, нужно подтягивать людей, просвещать, обучать. И все это органично впишется в объединенную протестную коалицию «Другая Россия». Построить новую государственность могут не паразиты и мародеры, окопавшиеся в Кремле и вокруг него, а только новая и национально мыслящая и национально ответственная элита России, центром консолидации которой, надеюсь, станет национально-освободительное движение. 

Наше движение будет Всероссийским, с главным штабом в Санкт-Петербурге. Я неспроста недавно съездил в Сибирь и на Дальний Восток, где встречался со многими людьми и вел переговоры с разными лидерами. Я убеждал их в очевидных вещах и, думаю, весьма успешно. За то короткое время, когда я перестал быть депутатом питерского Заксобрания, я проехал целый ряд городов – Хабаровск, Омск, Иркутск, Красноярск, Биробиджан. До Владивостока, Сахалина и Камчатки еще не доехал, но собираюсь туда этим летом. Это будет мое следующее большое турне.

Думаю, что мы сможем взять под свое крыло патриотическую оппозицию всех регионов России. В настоящее время мы ведем активную работу по созданию нашего движения. Сейчас мы структурируемся, думаем об офисе, юридическом адресе и регистрации нашей организации. Достойное название и просто не убиваемая символика у нас уже есть. Она потрясающая и, главное, будет близкой и понятной всем.

Сейчас я не буду озвучивать название и раскрывать символику – потому что бренды крадут, как это когда-то было у Хакамады. Так что, когда все юридические дела будут улажены, новое русское национально-освободительное движение развернет свою активную деятельность на благо нашей Родины.

Vadim Gorshenin



Темы дня
Как в России появилась газировка

История потребления газированных вод в России насчитывает не один век. Газировка успела побыть блажью аристократов, народным напитком и даже оружием геополитики, нашим ответом на "Колу". Откуда он вообще взялся - лимонад?




Интересно
Ядерный летающий монстр. Как в СССР строили атомный самолет В послевоенное время мир победителей был опьянен открывшимися ядерными возможностями. Причем речь идет не только...
Московский Кремль - самая крупная из сохранившихся и действующих крепостей в Европе. И как любая крепость, Кремль хранит свои секреты.
Гоголь испытывал страсть к рукоделию. Вязал на спицах шарфы, кроил сестрам платья, ткал пояса, к лету шил себе шейные платки.
Преступность сократилась на 70%. Освободившиеся в психиатрических больницах койки были переданы для больных другими заболеваниями.



Новости
16:40 Статьи
Евгений Спорин прыгнул с 25-метрового обрыва, чтобы спасти чужого ребенка

13:24 Статьи
В московском метро на «Площади Революции» скульптура парня с книгой - этот текст о нём...

13:27 Статьи
Девять малоизвестных фактов о Первой мировой войне

13:40 Статьи
Ядерный летающий монстр. Как в СССР строили атомный самолет

13:36 Статьи
И один в поле воин: 12 танков и 10 орудий за полчаса!

10:25 Статьи
Пять фактов о Всеволоде Боброве

все новости



Главная  |  Новости  |  Интервью  |  Фотоблок  |  Прямая речь  |  О нас


©Общественно-политическое агентство "Национальный журнал", 2017 г. Все права защищены.
При использовании и публикации материалов ссылка на официальный сайт журнала обязательна.