Общественно-политическое издание

Марк Урнов, политолог: «Посмотрим, что свиной год нам принесет!»

05 января 2007 18:15

Марк Урнов, политолог:

К сожалению, в прошедшем году возросла политическая напряженность. Национализм и ксенофобия не только усилились, но и структурировались в четко выраженные организационные формы.

В ноябре, несмотря на все запрещения властей, националисты все-таки умудрились провести в один день акции в нескольких городах. Причем, в Москве там приняло участие несколько тысяч человек – несмотря на то, что столько же было задержано и арестовано милицией. Это свидетельствует о том, что данная сила стала хорошо организованной и способной на флэш-мобы.

Теперь осталось только ждать, что на такого рода сборища будут являться уже вооруженные люди. Может ли случиться такое? А почему бы и нет? В конце – концов, все эти люди проходят хорошую специальную подготовку, а вооружить их совершенно не сложно. Плохо то, что к националистическим движениям относится с симпатией большая часть сотрудников МВД. По крайней мере, так утверждают социологические опросы. Подозреваю, что и в спецслужбах есть такие люди.

Кондопога – тоже демонстрация быстрого мобильного перемещения подобного рода групп: организация погромов и потом рассасывание участников.

Очень плохо, что часть нынешней политической элиты собирается использовать такие структуры и вообще национализм в своих целях. Думаю, что это та часть элиты, которая не хочет, чтобы Путин уходил. Как утверждается, она будет использовать попытки дестабилизации ситуации – для того, чтобы продемонстрировать ему невозможность его ухода с поста президента.

В значительной степени это напоминает шаги, которые предпринимались некоторыми нашими политическим деятелями в 1996 году – когда боялись, что Ельцин уйдет. Тогда его всячески пугали его тем, что придут «красные», и всячески пытались сорвать выборы, подменив их «чрезвычайным положением». Но у Ельцина хватило твердости сказать нет.

Кроме того, подобного рода националистические настроения подогреваются и самим государством – потому что есть и государственная ксенофобия. Например, «грузинские чистки». А такие вещи даром не проходят: они отзываются в умах и сердцах граждан. В результате смещаются представления о том, что можно, а что – нет. А крайние националисты черпают из подобного рода акций энергию и делают выводы, что к таким «крутым» действиям относятся с симпатией.

Это штука достаточно опасная, не говоря о том, что защищаются убийства на национальной почве. И вообще в преддверии выборов политическая обстановка в стране стала нервнее, а политические дискуссии жестче. Ругатня поднимается. Электронные СМИ (в первую очередь – телевидение) стремятся какие-либо дискуссии не допускать, но там, где они прорываются, они становятся очень жесткими. Это меня тревожит.

Наступивший год расслабления не обещает, а будет наоборот возрастать напряжение, что очень плохо.

В ушедшем году появились две новые структуры, претендующие на активное участие в политике. Это – «Справедливая Россия» Сергея Миронова и «Другая Россия».
Что касается «Справедливой России», то я подозреваю, что в Думу она пройдет, потому что это кремлевский проект и за ним стоят достаточно влиятельные мощные силы. Правда, непонятно кто. Кто-то говорит – силовики, кто-то говорит – не силовики, а часть питерской группы. Во всяком случае, это не сурковский проект. Но он рассматривается как некая лояльная Кремлю структура. И поэтому «Справедливая Россия» в Думу пройдет.

Эта партия возглавляется Сергеем Мироновым, человеком очень близким к Путину. Думаю, против нее не будет применено каких-либо административных ресурсов. Более того, полагаю, что она будет всячески подстегиваться и раскручиваться, что внесет в наше массовое сознание настроение социалистического перераспределения. И это плохо.

Чиновники в данном случае будут играть в свои игры. Они будут ставить и на ту, и на другую партию. Если говорить о чиновниках региональных, то им такая вещь вообще на руку. Вспомните, когда у власти был черномырдинский «НДР», то тогда самостоятельные губернаторы всячески старались не давать этой партии усиливаться. Сейчас же у них появляется реальная возможность поиграть на двух кремлевских проектах. Почему нет? Они получают возможность для маневра.

Что касается чиновников федеральных, то им все равно – одна или две партии. Ну две – так пусть будет две. Кто за одну пойдет, кто за другую. Дальше они будут разделяться по кланам.

Теперь о «Другой России». Здесь ни о какой серьезной народной и, тем более, административной поддержке речи быть не может. Вообще российская оппозиция на сегодняшний день очень слаба. А участники «Другой России» массовой популярностью не пользуются. Не думаю, что они являются сколько-нибудь заметной силой. Плюс еще разного рода административные санкции. Поэтому в наступившем году политического успеха у этой организации не будет.

Тот электорат, который может поддержать «Другую Россию» численно очень невелик. Число их последовательных сторонников вместе с избирателями реальной правой оппозиции дай бог в совокупности составит 5%. Лично у Касьянова и РНДС тоже нет никаких перспектив.

Плюс к ним крайне негативное и боязливое отношение к ним власти, которая будет их всячески тормозить. В нынешней ситуации для подобных структур есть только два ключевых игровых момента – либо получить доступ к федеральным телеканалам, либо строить разветвленную сеть на местах, как это делают коммунисты. Тогда нужно по-настоящему говорить с людьми, агитировать, представлять свою команду, обеспечить эффективную кампанию «от двери к двери». Но этого сегодня ни у Касьянова, ни у остальной «Другой России» нет, а возможность выстроить такую структуру в ближайшее время не предвидится.

Хакамада громогласно заявила, что она в большую политику играть больше не будет. При этом я знаю, что Ира поддерживает Касьянова. Однако то, что она дополнительно может притянуть вместе с другими соратниками экс-премьера, в общем итоге все равно не выведет их за пределы тех самых 5%, которые реально распределены на всю либеральную оппозицию.

Отдельные левые здесь тоже никакой роли не сыграют. Ну кто поддерживает Лимонова? Кто поддерживает Анпилова? А кто поддержит их вместе с либералами? Не может такая абсолютно разношерстная публика обеспечить эффект притяжения к себе хоть сколько-нибудь значительной части электората.

Анпилов начинает брататься с Лимоновым, а Лимонов в свою очередь с Анпиловым, а вместе они встают в один ряд с Гарри Каспаровым… Но ведь электорат же не автомат и не робот! Кто-то поддерживает Анпилова именно потому, что злобно ненавидит либерализм и хочет возврата к Советскому Союзу. Но когда рядом стоят люди, одни из которых ненавидят либерализм, а другие заявляют, что либерализм – это их знамя, то часть электората, понятно, просто от такого объединения откалывается. Наращивания избирательной массы в таком случае никак не получается.

Появление в «Другой России» лимоновцев с их такой очевидно фашизоидной символикой на знамёнах тоже не прибавляет этой организации сторонников. Когда чёрный серп и молот напоминают свастику, а само знамя точно скопировано с гитлеровцев – куда это годится? Часть людей, которые поддерживают Каспарова, ни коим образом не пойдут за ним, увидев его в компании Лимонова и Ампилова. Стойкие сторонники идеологии не прощают оппортунизма.

Каспаров же выбирается как либерал. Причем, такой последовательный и жёсткий либерал. Соответственно, ему симпатизируют либерально настроенные люди. Но когда он стоит в окружении знамён «Трудовой России» и лимоновской свастики, то многие его сторонники уже не желают иметь с ним ничего общего. Значительная часть такого рода людей скажет: «Нет-нет! Я лучше дома посижу или за кого-то ещё проголосую!»

Если говорить о либералах вообще, то никто из них не набирает серьезной поддержки. И такая поддержка сейчас просто не может быть в принципе. Это я вам как либерал говорю. Но я отнюдь не призываю сидеть сложа руки, просто призываю принять ситуацию как факт. Нынешний цикл – это не либеральный цикл. В нём, конечно, надо участвовать, надо быть активными, надо интенсивно выступать – там, где только можно. Не дают телевидение, значит надо идти на улицы, митинги устраивать, от двери к двери ходить. Но при этом понимать, что на самом деле такая деятельность сейчас ни одно кресло в думе не даст.

Активность нужна для того, чтобы партии выжили, чтобы электорат не разбежался и не скис. Надо дожидаться фазы, когда вновь начнут расти симпатии к либералам. А в том, что они начнут расти, я не сомневаюсь. Любые общественные настроения всегда имеют тенденцию к циклу.

На сегодняшний день всё ещё набирает мощь идея социалистической уравниловки. Через несколько лет, может, она и сломается. Но в такой стране, как Россия, последовательный либерализм никогда уже не будет пользоваться такой электоральной поддержкой, как он пользовался в начале 90-х годов. Тогда он просто он пожинал лавры поддержки за свой антикоммунизм. Но такого уже не будет.

Сейчас либералам просто надо понять, что они ещё очень долго будут оставаться меньшинством. А жить в состоянии меньшинства – это целая философия. Надо понимать, что хоть ты и мал, но ты очень значим, потому что такая либеральная прививка, либеральная критика для нашей политики страшно важна с точки зрении и общественности, и нравственности, и повышения качества законодательства, и вообще стереовидения того, что происходит.

Поэтому важно, чтобы либералы были. Но в России в обозримое время не нужно рассчитывать, что либеральные партии станут большинством. Может быть разговор между левым центром и правым центром. В лучшем для либералов случае может быть что-нибудь вроде английской системы: когда есть некто правее центра (аналог Тори), некто левее центра (аналог лейбористов) и небольшая партия либералов, которая значима, которая существует, но она в меньшинстве. Но это такой образ, до которого еще надо дорасти.

Как человек, симпатизирующий либеральным идеям, считающий себя либералом и регулярно голосовавший за одну из двух либеральных партий – СПС или «Яблоко» (каждый раз за ту, которая слабее), к сожалению, могу сказать, что либеральные взгляды разделяются на сегодняшний момент максимум 5% населения страны. К тому же, не очень электорально активными.

Успех, который был у СПС на единичных региональных выборах – это некоторый симптомчик, который, думаю, имеет лишь локальную конфигурацию. Вряд ли он сможет перерасти в нечто существенное и заметное на федеральном уровне. Думаю, что сейчас административный ресурс против «правых сил» будет включен на всю катушку.

Каким я вижу следующий политический год? Очень нервозным. И эта нервозность будет исходить из Кремля, ото всех, кто сейчас будет нервничать. Факт того, что Ходорковского повезли для очередных обвинений – это индикатор высочайшего уровня нервозности. Казалось бы, лишили человека собственности, засадили в тюрьму, но видимо надо еще что-то. Видимо, продолжают бояться оранжевой революции. Отсюда, видимо, тоже нервозность пойдет.

Плюс падает избирательная активность, принимается этот дурацкий закон о выборах, согласно которому снимается минимальный уровень явки на избирательный участок.

Ощущение такое, что уже началась активная борьба внутри Кремля, она выплескивает самыми разными фонтанами, полемиками, борьбой за то, кто станет преемником. Причем одна из частей делает ставку на дестабилизацию ситуации, чтобы продемонстрировать Путину невозможность его ухода. Другая часть продолжает настаивать на том, что все-таки выборы должны состояться. Это все порождает нервозность, которая будет только нарастать.

В принципе, сейчас всякое может быть. Власть не едина, боится перехода, боится потерять свои позиции. С одной стороны, народ политически пассивен, с другой стороны – растет агрессивность, хотя жизнь улучшается. Люди находятся в крайне противоречивом конгломерате: с одной стороны такая болотная жвачка, а с другой –взрывоопасная масса. Основное население пассивно, зато есть очень активные и очень радикальные группы, которые могут друг с другом схлестнуться. Вот эта ситуация крайне нестабильная, и куда она выльется, никто не знает. Дай Бог, чтобы нас пронесло.

Мне интересно, что будет в этом году. Для меня он и вовсе особенный – ведь по Восточному гороскопу я – кабан. В этом году буду праздновать юбилей. Так что, посмотрим, что свиной год нам принесет.

Vadim Gorshenin

Новости