Общественно-политическое издание

Антон Баков: По сравнению со мной Немцов и Надеждин – босяки

13 ноября 2007 21:31

В борьбе за парламентские кресла Союз правых сил активно развернул «сетевые» технологии и перешел на «левую» риторику. Партийное руководство верит, что эта «сетка» вместе с темой защиты пенсионеров соберет необходимый для победы процент голосов, что даст возможность вернуться в Госдуму после позорного провала 2003 года. Однако такие методы нашли понимание и одобрение не у всех членов СПС. Появились вопросы и у «Национального журнала». В этой связи мы побеседовали с руководителем федерального избирательного штаба партии и депутатом Госдумы Антоном Баковым, который как раз является автором несвойственного для СПС предвыборного стиля.  

- Антон, как вы объясните, что все ваши акции идут под эгидой защиты малоимущих, а лидер партии Никита Белых выступает за рыночные цены? Выходит, в СПС две линии – одна ваша, «баковская», а другая – линия Белых. Это так?

- Нет, не так! У нас в партии вообще много линий. Вы, наверное, видели штрих-коды на товарах? Много там линий, правда? Вот и в штрих-коде нашей партии очень много разных линий. Одна из них, абсолютно правильно, рыночные цены. Если не будет рыночных цен, то тогда будет дефицит – в магазинах ничего не будет. Бабушки будут по кастрюлям стучать и спрашивать, где товар. Вот когда цены заморозили, то все товары исчезли. Я это все очень хорошо помню – я пожилой человек, мне уже пятый десяток. 

- Да не такой уж и пожилой… Про ваш возраст на сайте Госдумы написано – сорок один год.

- У меня, кстати, свой сайт есть – очень хороший: «Баков точка ру».

Шестнадцать лет назад, когда были у нас бунты, в том числе и в Екатеринбурге перекрывали улицу Ленина, у нас в магазинах вообще ничего не было. А я уже тогда был взрослый совсем – мне было 25 лет. Тогда я очень хорошо запомнил, что такое не иметь возможность купить молоко своим маленьким детям.

-  Кстати, сколько линий в «штрих-коде» СПС?

- Очень много линий – потому что мы же федеральная политическая партия. И поэтому у нас есть мнения абсолютно по всем вопросам.

- Как так получилось, что на «кастрюльную» акцию у «Седьмого континента» вышли Немцов, Надеждин и Маша Гайдар – такие уж совсем «закоренелые» либералы? Это же совершенно не их стиль!

- Наверное, были возмущены тем, что Груздев издевается над своими покупателями.

- Почему же они тогда не пошли в  магазин, который напротив? В «Калинку Стокманн»? Там за одну неделю килограмм мраморной говядины, говорят, подорожал на 500 рублей.

- Серьезно?! Я, честно говоря, не знал об этом. Я вообще сам-то не местный и даже не знал, что там напротив такой магазин находится. И вообще в Москве я мало чего знаю. Большой театр – да. Знал его даже до того, как его на сторублевой купюре изобразили

- Если вы не знаете, то скажу, что «Седьмой континент» - это весьма дорогой магазин, и бабушки туда, как правило, не ходят. Для проживающих в этом районе бабушек местная управа специально социальный магазин организовала. А вообще в Москве очень много магазинов, куда ходят люди с невысоким достатком, но где, как и везде, поднялись цены. Лучше бы вы такие магазины пикетировали!

- Вы присылайте эти адреса мне. Я буду пикетировать все остальные.

- То есть вы любой магазин будете пикетировать, если вам прислать заявку?!

- Ну, мы ее рассмотрим и поставим в очередь. Желающих пикетировать масса. Мы придем, да еще и плакат развернем. Например, что пикет проходит при информационной поддержке вашего сайта.        

- Не планируете ли в Москве возле офиса СПС открыть магазинчик с низкими ценами?

- Вы будете смеяться, но нечто подобное я сейчас делаю в Екатеринбурге. Но я хочу создать не магазинчик, а стол заказов – чтобы люди могли покупать продукты по оптовым ценам. Вот этим сейчас как раз занимается моя старшая дочка. Она у меня уже выучилась на экономиста. Сейчас мы обкатаемся в Екатеринбурге и, может быть, в Москву пойдем. Я вообще считаю, что социально ориентированные сети должны распространяться. Они, конечно, есть. Я не могу сказать, что ничего не делается. Но, на мой взгляд, делается недостаточно. Кстати, у того же Груздева (В гастрономе «Седьмой континент» - Ред.) цены на подсолнечное масло оказались ниже, чем у нас в Екатеринбурге.

- Ниже?!

- Да, ниже! Представьте себе. У него 52 рубля бутылка стоит. А у нас дешевле 60 рублей не купишь.

- Почему же вы тогда «Седьмой континент» пикетировали? Там же, получается, не так уж и плохо. Лучше бы у себя в Екатеринбурге продовольственные магазины пикетировали, которые такие высокие цены на подсолнечное масло держат!

- А кто вам сказал, что я не пикетирую? На следующий день после пикетирования «Седьмого континента» мы пикетировали пятый гастроном в Екатеринбурге, который на проспекте Ленина. А из одного поселка мне позвонили, что подсолнечное масло подорожало более чем в два раза. Стоило 32 рубля, а стало стоить за 70. Вот такой рост цен!

- То есть, пикетируя «Седьмой континент», вы, по сути, ошиблись с выбором объекта?

- Почему я-то? Если бы люди не пришли и не пикетировали, тогда бы акции вообще не было. А тут люди пришли. И акция состоялась. Вся получилось очень удачно – я считаю.

- Расскажите про акцию против повышения цен в Екатеринбурге.

- Наши акции всегда массовые. Земляки любят прийти встретиться со мной. Я довольно популярен в родном городе.

- На «кастрюльном» митинге в Екатеринбурге раздавались листовки, где говорилось, что РАО «ЕЭС», возглавляемое Чубайсом, финансирует вовсе не СПС, а «Единую Россию». Вы их креативщик?

- Я же вообще не креативщик! Я не могу брать на себя ответственность за все, что происходит в Свердловской области. Я прилетел в Екатеринбург за шесть часов до акции – так что просто не успел бы листовку и написать, и напечатать.

- Так это можно было бы и в Москве сделать, а потом переслать по Интернету. У вас же есть компьютер!

- Знаете, у меня есть и не один компьютер. У меня все хорошо с деньгами. 

- Продолжим «денежную» тему. РАО «ЕЭС России» как-либо финансирует СПС?

- Нет, конечно.

- А лично Чубайс?

- Кхе-кхе… Ну, это огромная сумма.

-  То есть лично от него идет огромная сумма?

- Это невозможно.

- Так кто же тогда спонсор СПС?

- Один из крупнейших наших спонсоров – Никита Белых. Он же миллионер! И я даю много денег на эту кампанию. И еще целый ряд богатых людей, которые баллотируются.

- Зачем лично вам это надо?

- Как зачем? Кто-то себе «Мерседес» купил или «Бентли». А вот я хочу быть депутатом Государственной Думы.

- Почему же вы тогда не купили место в тройке лидеров?

- Зачем мне быть в тройке лидеров? Меня никто не знает, слава богу, за пределами Свердловской области. И мне гораздо важнее, как я выступлю в Свердловской области. Я, между прочим, семью в Москву не перевез. Я живу в Свердловске и москвичом становиться не собираюсь.

- Кто в СПС самый крупный бизнесмен? Вы, Белых, или еще кто-то?

-  Наверное, все-таки я.

- Сколько денег вы выделяете партии? Это же не должно быть секретом, так как СПС участвует в выборах.

- Достаточно много для меня. Десятки миллионов рублей.

- А Немцов много денег выделяет?

- Борис Ефимович, к сожалению, небогат. У него нет свечного заводика. В отличие от нас с Никитой он сразу попал в политику, а вопреки расхожему убеждению, политика – это не то место, где зарабатывают деньги. Политики деньги все-таки тратят.

- А кто у вас в партии на самом деле главный? Вы, Чубайс, Немцов, Белых, Гозман?

- Конечно, Никита Белых.

- Но ведь у него денег меньше!

-  Меньше, чем у меня, но больше, чем у Немцова и Гозмана вместе взятых. И потом, мы же не деньгами меряемся!

- А чем?

- Хм… Известностью, славой, политическим потенциалом, амбициями, возможностями! А Белых – молодой и горячий. Он может пойти дальше, чем мы.

- А вы, получается, «холодный»?

- Нет… Я просто зациклен на своем регионе. Я уже пытался работать в Москве, но все это обрыдло. А дома и стены помогают. Чтобы крепко стоять на ногах, надо держаться своих корней. Вот я и держусь своих корней.       

- Расскажите, почему вы были против включения в тройку лидеров Маши Гайдар, дочери одного из основателей партии?

- Маша просто очень молода, на мой взгляд.

- А ведь Андрей Сычев моложе ее. Почему вы его хотели пригласить?

- Андрея Сычева мы бы с удовольствием пригласили. Тем более, что он сам хотел и просился. Но справка от врачей…

- Только справка помешала ему стать третьим номером в списке СПС?

- В тройку лидеров его никто не приглашал. Планировалось, что он возглавит один из региональных списков СПС или пойдет в составе списка: либо в Свердловской области, либо в Челябинской.

- Кем вы себя ощущает в партии? Говорят, что вы – фактический лидер партии.

- Да ну, перестаньте! У нас лидеров партии много, а я  - простая рабочая лошадка, старая кляча.

- В телеэфире канала «О2ТВ» Борис Надеждин сказал, что вы – политтехнолог, который на деньги Грабового делал плохие дела, а на его деньги – хорошие.

- Я никогда ничего не делал на деньги Грабового и, честно говоря, на деньги Надеждина тоже. Я вообще не уверен, что у этих двух есть деньги.

- И у Надеждина нет денег?!

- Мне кажется, что нет. У меня гораздо больше. Все-таки у меня в этом году было двадцать лет предпринимательской деятельности. Я сейчас, между прочим, нахожусь в аэропорту «Домодедово», который принадлежит компании «Ист Лайн». А ее название я придумал и, более того, основал ее. Я был ее основателем и первым председателем правления. И Дмитрия Каменщика на работу я взял (Дмитрий Каменщик – Председатель Совета Директоров Группы «Ист Лайн» - Ред.), когда он был еще студентом.

- Сейчас «Ист Лайн» тоже частично вам принадлежит?

- Конечно, нет. Дима давно все выкупил. А Дима же вообще из моей школы – на два года меня моложе.    

- Он сейчас как-то помогает СПС?

- Ну, так я вам и сказал! Конечно, помогает! Если бы не он, как бы я сейчас улетел в Екатеринбург? Хожу, восхищаюсь, какой прекрасный аэропорт.

- Неужели у вас не осталось ни одной акции «Ист Лайна»?

- Нет, конечно, а зачем?

- Чтобы получать доход от основанной вами кампании…

- Когда я вхожу в «Домодедово», то горжусь своей бурной деятельностью. С тех пор я занимался многими разными делами – и всеми успешно.

- И часто вы свой бизнес бросаете?

- Этот называется не «бросаешь», а «переходишь к чему-то новому, более интересному». Вот я люблю начинать новое дело. Когда я его начинаю, то отдаюсь ему полностью.        

- Но предыдущие дела должны же доход приносить!

-  Нет, я предпочитаю подбить итоги, и передать в надежные руки – чтобы дальше это работало без меня. Я предпочитаю продавать свою долю – уходить полностью. Придерживаюсь принципа: уходя уходи.

- Говорят, что вы имели отношение к страшному переделу собственности «Уралхиммаша»?

- Конечно, имел. Не дал захватить. Мне даже подарили бронежилет, когда я в губернаторы шел с надписью: «Защити «Уралхиммаш»- защити область!».

- А фирма «Ванадий»? Кстати, почему именно «Ванадий»?

-  Да, моя дорогая. Вы просто не очень хорошо знаете. ГОК «Ванадий» - это огромный горно-обогатительный комбинат в Свердловской области, которые производил железнорудные окатыши и агломерат с высоким содержанием ванадия. Я просто кандидат технических наук – инженер-металлург. Но этот ГОК мне, к сожалению, никогда не принадлежал. Он достался проходимцу Махмудову. Я Махмудова не люблю. И он меня не любит. Не нравимся мы друг другу. Знаете, такое чувство неприязни к нему испытываю!  

- А к кому еще такое чувство неприязни испытываете?

- К моему губернатору. И наши чувства полностью взаимны.

- Еще вы были директором завода имени Серова…

- Да, и очень успешным! 

- Какие-нибудь награды у вас за эту работу есть? Например, грамоты – как раньше были с изображением Ленина?

- Сашу Левина я еще помню, когда он был главным редактором «Вечерки». Он написал одну из первых хвалебных статей обо мне, когда был еще журналистом.

- Я про грамоты и дипломы с изображением Владимира Ильича Ленина.

- Много чего у нас было. Более того, у меня еще свидетельств на изобретения больше двадцати штук. Так что, все неплохо. А от Серова меня спустя три года, как я перестал быть директором, избрали депутатом Государственной Думы. А на губернаторский выборах я набрал там в два раза больше голосов, чем Россель. Но в области – не один Серов, поэтому во втором туре я получил 30% голосов, а Россель – 54. Вот он стал губернатором, а мне пришлось стать депутатом.

- Но депутатом ведь тоже неплохо.

- Ну, как вам сказать... Я бы предпочел быть губернатором. Я ведь все-таки больше хозяйственник.  
 
- С кем из политиков СПС вам в психологическом плане приятнее взаимодействовать? Кто вам больше подходит с энергетической и, как сейчас модно говорить, с биохимической точки зрения?

- Мне все нравятся. Вы хотите сделать из меня Париса? Я считаю, что любой выбор Париса был бы ошибочным. Есть мужская дружба, а она позволяет не спариваться с объектом своей дружбы.

- Еще немного о бизнесе. Многие обвиняют вас в рейдерстве. Что скажете по этому поводу?

- На каждый роток не накинешь платок. В Серове меня любят и всегда голосуют. Учитывая, что город маленький, меня там знают как облупленного. Люди у нас все друг о друге знают, особенно – в небольших городках. И если бы я давал повод, то они бы за меня не голосовали. Я стабильно избирался от этой территории: сначала в областную Думу, потом в Палату Представителей, был депутатом Серовской городской Думы и Серовской районной Думы, а сейчас представляю в Госдуме. С 1994 года меня выбирали депутатом уже раз семь.

- Дорого стоит стать депутатом от Серова?

- Конечно, это огромные деньги. Я постоянно провожу благотворительные программы, помогаю неимущим. Иногда коров покупаю. Каких только вещей не приходилось делать!

- Коров?!

- Несколько раз мне писали письма: помогите купить корову. Я помогал. Это же нормальная ситуация, когда это делается не во время выборов, а в межвыборный период.

- А если с такой просьбой к вам обратятся во время выборов?

-  Нет, конечно. Это запрещено.

- Когда вы последнюю корову купили?

- Очень давно. В августе.

- Какого года?

- Этого года. А 5 сентября президент подписал закон о выборах, и это стало невозможно

- И сколько коров вы всего купили?

- Если честно, то всего двух. А вот помогал в большом количестве.

- А коз покупали?

- На коз заявок не поступало. И на баранов тоже.

- Этих коров вы навещаете?

- Я постоянно бываю в округе, встречаюсь с избирателями. Некоторые люди ко мне приходят семьями. Я знаю по три поколения семьи. Все это долго происходит: люди женятся, разводятся, рождают детей, кто-то умирает, кто-то выучивается, кто-то делает карьеру, кто-то наоборот.  

- Почему у вас такая тяга к пенсионерам? Молодежи тоже живется тяжело, практически невозможно жить на стипендию.

- У молодежи все равно есть какое-то будущее. И если они будут крутиться, то чего-то добьются. Кстати, я немало помогаю молодым. Первым стал платить именные стипендии нашим студентам в Екатеринбурге и Серове – от частного лица.

- Это «баковская стипендия»?

- Да. Ее получают пятьдесят человек, а учредил я ее десять лет назад. 

- Количество стипендий зависит от «предвыборности» сезона?

- Нет.

- То есть «баковских стипендиатов» всегда было пятьдесят человек?

- Я понимаю, что вы хотите от меня услышать, понимаю, что вы потом напишите. Но я на самом деле регулярно помогаю нескольким тысячам человек. Я один из крупнейших благотворителей на Урале, и делаю это очень давно.

- Почему вам так легко удается зарабатывать деньги?

- Я умею работать. Может, поумнее, чем другие.

- Что вы вкладываете в понятие «умею»?

- Ну, получается… зарабатывать деньги.

- У вас очень много кампаний. Можете назвать цифру единиц вашего бизнеса? Сколько у вас фирм?

-  А вам это зачем?

- Чтобы понять масштаб человека.  

- Я простой, добрый, хороший человек.

- Так какой же все-таки масштаб?

- У меня действительно есть несколько десятков предприятий.

- Дети и супруга вам помогают?

- Дети нет еще, а у супруги свой бизнес. Она торгует в Екатеринбурге немецкой одеждой «Штальман». Это одежда для среднего класса.

- Кстати, где вы одеваетесь?

- В магазине «Штальман», разумеется.

- Какой у вас любимый цвет? Вообще по жизни?

- Белый.

- Какой-нибудь спортивной борьбой вы занимались?

- Дзюдо.

- А какие приемы борьбы вы применили против «зеленых», когда они пришли митинговать перед офисом СПС?

-  Никаких.

- Как же вы тогда повалили одного из них на землю?

- Ой, ой, ой… Разведись плечо, размахнись рука! Ну что смеяться-то? Вы тоже, может, что-нибудь напишите.

- Вы же повалили человека на асфальт!

- Это оговор. Бывает в жизни и такое.

- Что же все-таки было, когда «зеленые» пришли пикетировать ваш офис?

- Видите ли, у нас каждый день какая-нибудь ерунда. То одни, то другие. Но вы не поверите: мне все равно. Вот они «зеленые», а мне фиолетово. Вы меня еще спросите что-нибудь о жизни насекомых! У них своя, насекомья, жизнь. А у меня своя – человечья. Мы пересекаемся иногда, но я этого не замечаю. Мне интересно, что вы напишите 3-го декабря – какие слова и оценки найдете.

- Почему вы считаете, что мы будем писать о вас 3-го декабря? Кстати, лично моя задача, находить что-то интересное для наших читателей.

- Ну, если вам не интересно, что произойдет 2-го декабря, то я вам могу сказать, что мне очень интересно, что произойдет 2-го декабря. Я вам признаюсь, мне это очень интересно. Но мне будет еще интереснее почитать, что вы 3-го декабря напишите.  

- У вас большая команда политтехнологов?

- Политтехнологов вообще никого нет.  Нету такой науки «политтехнология». Нет такой специальности в России.

- Кто же тогда разрабатывает пиар-стратегию партии и готовит акции?

-  Ну, конечно же, активисты СПС.

- Много у вас друзей, которые делают такие любопытные сайты типа «Антикоммуниста» Александра Хуснуллина?

- Огромное количество! Вы даже не поверите. Столько таких сайтов! Мои знакомые делают очень разные сайты. А лично мой сайт только один – «Баков точка ру».

- Вы их идейно вдохновляете?

- Знаете, я такое количество людей идейно вдохновляю… Например, на втором туре выборах губернатора за меня голосовало триста тысяч человек.  

- Почему вы «не рекомендовали», а фактически запретили региональным отделениям идти партийным списком в местные парламенты на этих выборах?

- Это неправда. Очень многие наши активисты баллотируются сейчас на выборах в региональные парламенты. 

- Только как одномандатники, а по спискам СПС нигде не идет. 

- Ну, очевидно не смогли зарегистрироваться.

- Нет, Никита Белых заявил, что ФПС рекомендовал не идти по спискам, чтобы «не размывать ситуацию»…

- Но если бы они выдвинулись, мы бы никому не запретили. Уверяю вас.

- Что вы будете делать, если СПС не пройдет в Госдуму?

- Буду продолжать работать – зарабатывать деньги и помогать людям. Это у меня вошло в какую-то привычку.

- Антон, расскажите о ваших предках. Откуда ваши корни? Откуда фамилия Баков?

- Начну со стороны мамы. Со стороны моего деда у меня в предках православные священники – это Пермская губерния Екатеринбургский уезд. Первый из них, отец Андрей, стал священником в 1721-м году. И вот такая линия тянулась-тянулась, тянулась-тянулась – и последним из них был мой прадед. А по линии моей бабушки у меня мануфактур-советники (это выше, чем купцы 1-й гильдии) из Козельска Калужской губернии. Брюзгины. Там есть такая Оптина пустынь. Вот они как раз были ее спонсорами. Когда я туда приехал, то прямо поразился – восстановили три их могилы. В советское время в их доме был райком и райисполком в одном здании. Вот так мои предки «помогли» райкому и райисполкому – построили для них здание. Хороший такой домик с колоннами. Жаль, что реституции сейчас нет.

Мой папа, как и все Баковы, из села Баки, которое сейчас Красные Баки, Нижегородской области. Это сейчас называется Краснобаковский район. Так что, подмосковная Баковка, к сожалению, не наша вотчина. К счастью, фамилия Баков появилась до того, как село Баки переименовали в Красные Баки.

- Да, а то были бы вы Антон Краснобаков…

- Был бы, но, к счастью не стал. К тому моменту, когда Баки переименовали, мы уже жили в Сормово. Это рабочий район Нижнего Новгорода. 

Елена Григорьева

Vadim Gorshenin

Новости