Общественно-политическое издание

Алла Гербер о «Марше несогласных»: Общество достаточно апатично и анемично

21 мая 2007 13:54

В минувшую пятницу оппозиционный форум «Другая Россия» провел «Марш несогласных» в Самаре. Это события, а также действия «Другой России» в целом комментирует для «Национального Журнала» Алла Гербер, – президент межрегионального Фонда «Холокост», сопредседатель научно-просветительского центра «Холокост».

- Как вы можете прокомментировать, что организаторы приурочили марш к проведению саммита?

- Совершенно естественно, что они приурочили марш к саммиту, чтобы страны Европы услышали о том, с чем они не согласны. Они выдвигают демократические требования к власти, которая называет себя властью демократического государства, но таковой не является. Они изложили эти требования очень четко и точно и приурочили к тому, чтобы пробиться к уху, слуху стран ЕС. Это было сделано достаточно нормально, естественно и достойно. И ничего в этом нет крамольного. Это нормальные посланцы.

Как видите, их сумели изолировать. И власть сумела напугать людей, все-таки не очень много людей вышло, не так, как бы все вышли. Дело даже не в том сколько задержали, а дело в том, что чуть ли не на каждого вышедшего было пять охранников, которые его защищали от самого себя.

- Каспаров и Лимонов и еще ряд активистов из ДР были задержаны в аэропорту перед вылетом. И когда в 12 часов их отпустили, они отказались лететь следующим рейсом в Самару  и тут же дали  пресс-конференцию.

- Во-первых, они, наверное, подумали, что их все равно задержат, если они и рванут дальше, что их не пустят к людям. Кроме того, они считали, я так думаю, я с Гариком не говорила, ему было важно быстрее рассказать об этом. Пресс-конференцию не разрешили бы проводить на месте и тоже бы задержали, я уверена в этом совершенно, и поэтому важно было быстро провести ее для того, чтобы она тоже как-то дошла до ушей представителей Европы, которые тоже в это время находились в Самаре. Что они не боятся, Каспаров или Лимонов, даже говорить не о чем. Они просто выбрали такую тактику, потому что если бы им разрешили туда добраться, их бы все равно задержали.

- Задержали одного из организаторов марша Дениса Билунова, и при нем нашли 100 тыс. рублей. На ваш взгляд, достаточно ли этой суммы на организацию марша?

- Там задержали и кого-то из молодогвардейцев, но это чисто продуманный прием, чтобы показать, что они берут не только оппозицию, а всех тех, кого потенциально считают опасными для общественного порядка.

Относительно 100 тыс. рублей, не пойман – не вор. Я  при этом не присутствовала, что это за деньги, откуда они появились, не знаю. Мог ли он перевозить деньги, что, он бы их раздавал на углу участникам марша? Смешно говорить об этом. Скоре всего, эти деньги -организациям, которые должны хоть как-то существовать. Это совершенно нормально, естественно, и все эти миллионы тратятся на нашу Россию, и на справедливую, и не на справедливую, тратятся миллионы. Так что это даже не сумма, если говорить о поддержке определенного рода организаций. Это нормально. Все неправительственные организации существуют на какие-то деньги. Не манной небесной питаются.

- На ваш взгляд, сколько человек могло прийти на митинг, если бы не многочисленные задержания? «Эхо Москвы»  передавало информацию о 300 человек. Сайт Каспаров.ру 500, а те, кто присутствовал на месте событий,  называли цифру в 20-30 человек.

- Я думаю, «Эхо Москвы» стараются быть точными, и все-таки могло быть человек 300. Не потому, что Каспаров там что-то преувеличил, но в этом состоянии нервозности мог и ошибиться.

- Насколько, на ваш взгляд, местная поддержка могла бы быть мощной?

- Общество еще достаточно апатично и анемично. Когда люди вышли в начале 90-х, у нас были 200-100 тысячные митинги. Сейчас немного не та ситуация. Одни думают, ну все к черту, при всем понимании и согласии с несогласными у них нет сил и желания идти на какие-то активные действия, дай Бог жить и обеспечивать свою семью и получить какую-то радость хоть от солнца. Другие настроены категорически против несогласных. Обывательство сильно. Есть люди, которые сочувствуют и понимают, но не идут. А есть такие, которые не сочувствуют, считая, что сейчас как-нибудь переживем и ладно, и не трогайте нас. И есть активные сторонники режима.

- Если Каспаров и Лимонов рвались на передовую, то Хакамада, Касьянов и Стариков не продемонстрировали такого желания. В чем причина этого, на ваш взгляд?

- Думаю, что Каспаров и Лимонов ближе к такому экстремистскому крылу, не хочу это слово употреблять, учитывая то, что у нас есть закон об экстремизме. Они ближе к более резкому, более решительному, более левому крылу. А те - более стратегические, расположенные к тактике и стратегии. По убеждениям они единомышленники в вопросе отношения к  власти, а по стратегии разнятся.

К сожалению, среди нас, демократов, на протяжении всех этих лет не было такого единения. Если бы оно было, то многое из того, что сейчас происходит, произошло бы раньше. Но, увы, демократы не умеют объединяться, для меня это всегда было обидно, я  всегда была за объединение, за то, чтобы быть вместе. В этом смысле я романтик, но мои романтические устремления остаются со мной.

- Что это, раскол «Другой России»?

- Не надо сразу. Не будем утрировать. Уж мы давайте не будем позволять себе этого, много желающих утрировать. Будем спокойнее, все будет ясно через какое-то время. Просто есть разная поведенческая тактика, поэтому, я думаю, через какое-то время, когда станет очевидным, кто будет единым кандидатом в президенты (такое должно быть, иначе ничего не получится и будет очередной раздрай: полтора процента, два с половиной), все эти силы должны объединиться на едином кандидате. Это мой взгляд.

Vadim Gorshenin

Новости